?

Log in

Астма центр "Астма-Сервис" гарантирует полное избавление от всех симптомов астмы!

Астма Доктор астма центра Астма-Сервис врач-пульмонолог, к.м.н. В.Н. Солопов

Лечение астмы и полное восстановление здоровья
Звоните (495) 472-46-03

«Астма-Сервис» — 28 лет безупречной работы!
Можно жить с астмой, но без нее — лучше!

Лечение астмы и полное восстановление здоровья.
Гарантия успеха — метод доктора В.Н. Солопова!

Звоните: (495) 472-46-03

Организация приема:

Астма центр «Астма-Сервис» занимается лечением астмы, а также диагностикой в неясных случаях, то есть в случаях, требующих решения вопроса страдает больной бронхиальной астмой или нет. «Астма-Сервис» является ЧАСТНОЙ коммерческой структурой. «Астма-Сервис» не оказывает БЕСПЛАТНЫХ медицинских услуг. «Астма-Сервис» не сотрудничает со страховыми компаниями. Лечение в «Астма-Сервис» проводится АМБУЛАТОРНО. На приеме каждому больному предлагается ИНДИВИДУАЛЬНАЯ лечебная программа на ТРИ МЕСЯЦА, которая выполняется в домашних условиях. Для этого каждый пациент обеспечивается индивидуальным ультразвуковым ингалятором. При необходимости он получает консультативную помощь по телефону. Базовый курс лечения включает четыре трехмесячных цикла. Каждые ТРИ МЕСЯЦА пациент посещает «Астма-Сервис» для оценки результатов лечения и получения следующей трехмесячной программы лечения. «Астма-Сервис» не проводит ЗАОЧНЫХ консультаций и не практикует ДИСТАНЦИОННОЕ лечение через интернет. Вопросы медицинского характера можно задать на нашем форуме.
Для лечения в «Астма-Сервис» есть ВОЗРАСТНЫЕ и медицинские ограничения: мы не берем на лечение детей до 7 лет, взрослых после 60 лет, а также беременных женщин.

Запись новых пациентов в «Астма-Сервис» проводится по телефону

Телефон «Астма-Сервис»: (495) 472-46-03. Все другие номера НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ!

Если вам недоступны платные медицинские услуги, вы можете приобрести новую книгу доктора В.Н. Солопова «Астма. Помоги себе сам», в которой приведена упрощенная программа самостоятельной диагностики и лечения в домашних условиях с помощью ультразвуковых ингаляций. Кроме того, вы можете с нашего сайта БЕСПЛАТНО скачать электронные книги «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни» и «Астма. Истинная причина болезни».

Краткая биография

Ученый каждый должен сметь свое суждение иметь!

Инженер-химик и врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук. Окончил Военную Академию Химической защиты, а впоследствии 2-й Московский Государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова. С 1982 по 1989 г. В.Н. Солопов — ординатор, аспирант и научный сотрудник кафедры академика А.Г. Чучалина. В эти годы он разрабатывает собственные методы исследования астмы и предлагает новый подход к ее лечению с помощью ультразвуковых ингаляций. Это не соответствовало консервативной научной доктрине. Независимые научные взгляды, пренебрежение к официальным догмам советской пульмонологии и организация собственного небольшого центра — медицинского кооператива «Пульмонолог» — вылились в принципиальные разногласия с А.Г. Чучалиным. В итоге последовало увольнение «по собственному желанию». А разногласия обернулись в личную неприязнь и открытую вражду. С 1989 по 1991 г. доктор В.Н. Солопов — старший научный сотрудник НИИ Возрастной физиологии и гигиены. В эти годы им разработана оригинальная теория эволюции астмы, раскрывающая причины повышения заболеваемости и смертности, а также механизмы внезапной смерти от этого заболевания. Результатом почти 20-летних научных исследований стали около 50 печатных работ и изобретений, опубликованных в России и за рубежом, а также несколько книг об астме для больных и врачей — «Астма и больной», «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает», «Астма, врач и больной» (1-е и 2-е издания), «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни», «Астма. Истинная причина болезни». В настоящее время В.Н. Солопов продолжает научную и практическую работу в рамках организованной им медицинской программы «Астма-сервис». Доктор В.Н. Солопов —  человек бескомпромиcных научных взглядов, для которого научная истина дороже расположения начальства, званий и чинов. Еще будучи аспирантом, он сформулировал свою главную научную идею: как избавить страдающего астмой человека от этого недуга. «Для этого нужно очистить дыхательные пути от слизи и инфекции, восстановить нормальную проходимость дыхательных путей и поддерживать это состояние в течение времени, необходимого для полного обновления слизистой оболочки бронхов. А после этого — устранить причину, запустившую болезнь. И реализовать эту программу можно только в помощью высокопроизводительных ультразвуковых ингаляторов». В течение трех лет доктор  Солопов разрабатывал свою технологию лечения. С 1986 года он пытался внедрить ее в практическую медицину. Но его идеи шли вразрез с официальными установками «генералов от медицины». И тогда он в 1988 году организовал свой медицинский центр — кооператив «Пульмонолог» (ныне — астма центр «Астма-Сервис»). С тех пор прошло 20 лет. И за эти годы в астма центре «Астма-Сервис» д-ра В.Н. Солопова восстановили здоровье более 5000 человек. Доктор В.Н. Солопов открыл законы эволюции (прогрессирования) астмы и установил причину внезапной смерти от нее, а в 2006 году открыл истинную причину астмы и аллергии, опубликовав свои данные в книге «Астма. Истинная причина болезни». Ну а его бывший Шеф,  расписавшись в собственном научном бессилии, внедряет в России примитивные медицинские программы запада, в странах которого самая высокая заболеваемость и смертность от астмы.

В «МГ» № 54 от 21.07.06 опубликована статья пульмонолога В. Солопова: «Бронхиальная астма: аллергическая теория уже не проходит». В ней в резюмирующей форме отражено содержание вышедшей незадолго до этого монографии автора «Астма. Истинная причина болезни», в не меньшей степени волнующей клинициста, каждодневно наблюдающего больных с этим далеким от познания заболеванием.


Раскрытие этиологии — ключ к успеху лечения. В последние 10-15 лет в отечественной научной медицине отмечается утеря интереса к изучению этиологии и патогенеза бронхиальной астмы, идет массированное внедрение практических предложений, в большей мере связанных с нарастающими возможностями и перспективами фармацевтических компаний. Но частота заболевания продолжает возрастать.
Утверждаемая автором концепция о роли грибов рода Candida в активировании воспалительного процесса в бронхиальном дереве с прогрессирующим течением и перестройкой иммунологического ответа с Th-1-хелперного на Th-2-патологический с последующим формированием атопии наиболее реальна в объяснении аллергических (антителоопосредованных) реакций с приступами астмы.
Ссылка автора на учащение среди населения случаев кандидоза и одновременно бронхиальной астмы в эру активного применения антибиотиков широкого действия — неоспоримый факт. В собственных наблюдениях с 1958 по 1975 г. нами отмечено, что среди 907 больных хронической пневмонией у 14 было выявлено кандидозное поражение легких. Особенностью заболевания у половины из них было наличие выраженного астматического синдрома, в том числе у 2 диагностировалась бронхиальная астма, у части отмечалось наличие крапивницы, васкулита кожи. Два года назад нами представлено описание больной бронхиальной астмой с летальным исходом от кандидозной пневмонии и инфекционного эндокардита кандидозной этиологии. Концепция автора актуальна, она ориентирует на новые подходы в обследовании, диагностике и лечении больных бронхиальной астмой.

Георгий ТРУБНИКОВ, профессор,
заслуженный деятель науки РФ
Алтайский Государственный медицинский университет

Журнал «Крестьянка», № 4, 2007

Виктор Николаевич Солопов, врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук, автор нескольких Людей, страдающих от бронхиальной астмы, с каждым годом все больше. Медицина зашла в тупик, выступив с предложением и вовсе отказаться от термина «астма». Разобраться в тонкостях и причинах этого коварного заболевания нам помогает руководитель медицинского центра «Астма-Сервис» Виктор СОЛОПОВ.

- Виктор Николаевич, многие до сих пор думают, что аллергия всегда сопровождает астму и иногда является ее причиной. Насколько мне известно, у вас на этот счет другое мнение.

- Как ни грустно констатировать этот факт, но сегодня медицина пришла к выводу, что причина астмы неизвестна. И то, что раньше было принято считать причинами, стали называть факторами риска. К ним отнесли буквально все: и генетическую предрасположенность, и респираторные инфекции, и гиперреактивность дыхательных путей, и аллергены, и несоблюдение гигиенических норм и т.д. Поскольку этих самых запускающих факторов не перечесть, то теперь можно вообще похоронить поиски единственной причины болезни. Но ведь так не бывает, что у одного астма возникает от аспирина, у другого от апельсина, а у третьего от таракана. Это противоречит всему, что наработала наука за сотни лет: у каждой болезни должна быть конкретная причина. Еще сто лет назад определили, что, к примеру, холеру вызывает холерный вибрион, чуму — чумная палочка. Когда врачи сумели найти причины инфекционных болезней, настала эра вакцинации. Многие болезни исчезли, и главной проблемой современности стали хронические заболевания, к которым и относится астма.
Если задуматься, такие аллергены как пыльца растений, пыль, апельсины и многие другие были знакомы человечеству тысячи лет назад, но тогда никто не знал, что такое аллергия или бронхиальная астма. Подробно эту болезнь начали описывать 150-200 лет назад. Однако в то время случаи заболевания были единичными, а сейчас астмой болеет от 250 до 500 млн. людей в мире. Ученые столкнулись с двумя феноменами — астмой и аллергией. В конечном итоге выяснилось, что астма иногда сопровождается аллергией, а иногда нет, и наоборот — аллергик не обязательно астматик. На этом этапе международное сообщество учёных закрыло этот вопрос и провозгласило примерно следующее: «Всё! Мы не знаем, что является причиной астмы». Вот тогда-то мы и начали вплотную заниматься этим вопросом, и занимались им последние пять лет. Оказалось, что истинная причина, вызывающая и бронхиальную астму, и аллергию — дрожжеподобный грибок Candida — тот самый, что вызывает молочницу и который почему-то принято считать неприятным, но безобидным.

- А есть ли практические подтверждения справедливости вашей теории?

Да, безусловно. Поскольку главная наша цель — вылечить больных, то мы и начали с практических наблюдений. Алгоритм поисков был достаточно прост. Известно, что аллергические реакции и астма связаны с иммунитетом. А иммунитет — это то, что защищает человека от инфекционных болезней и всего чужого, а в первую очередь, от различных микроорганизмов. Поэтому — решили мы — не исключено, что некий микроорганизм вызывает определенный дефект иммунитета, и человек начинает реагировать не только на инфекцию, но и на все то, что люди нормально воспринимали тысячи лет. И мы решили посмотреть, какой микроорганизм преобладает у больных астмой, и каким образом он может сбить иммунитет с толку. Оказалось, что астматиков преимущественно «заселяют» дрожжеподобные грибы рода Candida: в легких их нашли у 70% больных, а в кишечнике — у 99,8%! Причем эти грибки не просто обитают на слизистых оболочках организма, а врастают в них. И таким образом, как бы образуют чужеродную ткань. А иммунитет не может убить этих кандид, ибо тогда повредится и собственная ткань организма. И поэтому он переключает свою работу на синтез аллергических антител, пытаясь связать все чужое. Вот так обычные вещества и становятся аллергенами.
Кроме того, наблюдается связь кандидоносительства и астмы. 50 лет назад носителями кандиды были всего 5-10% всего населения. Спустя 20 лет кандидоносителей было уже 20-30%, а сегодня их около 70% от общего количества людей! Аналогичные темпы роста наблюдаются и среди астматиков, то есть количество кандидоносителей и больных астмой растет абсолютно синхронно!

- В таком случае говорить о наследственной астме уже бессмысленно?

- Утверждение, что астма может передаваться по наследству, было всегда весьма спорным, поскольку часто не подтверждалось практикой. Приведу пару интересных фактов. Например, рождается двое однояйцевых близнецов: у одного астма от рождения до смерти, а второй даже не знает, что это такое. Ведь такие близнецы — люди с одинаковым набором генов. Тогда о какой генетической предрасположенности может идти речь? Или как объяснить, что жена больна астмой, и вдруг через 10 лет заболевает муж. Они же не кровные родственники! Значит, болезнь передается другими путями: бытовым и половым. И это еще одно подтверждение нашей теории. Поэтому если у одного из партнеров есть молочница, с ней нужно бороться, причем, чем скорее, тем лучше.
Как мы выяснили, генетическая наследственность отсутствует, а вот прямой путь передачи от матери к ребенку налицо. Ведь сегодня 90% новорожденных, проходя родовые пути, заражается грибками молочницы. Те, у кого иммунитет сильный, побеждают микробов, а те, у кого слабый, — рискуют стать аллергиками и астматиками.

- Скажите, а связан ли уровень заболеваемости с экологической обстановкой в стране, да и вообще с образом жизни?

- Экология не имеет никакого отношения к развитию астмы. Взглянув на статистику, мы заметим, что самый высокий процент заболеваемости в англоговорящих странах — до 35%. Там уже давно решили экологические проблемы, но там злоупотребляют фаст-фудом. Пока в России статистика не так пугает, но мы плавно переходим на западный образ жизни, и последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Неправильное питание — вот один из провоцирующих факторов распространения кандид в организме. В первую очередь следует отказаться от излишнего потребления дрожжесодержащих продуктов: хлеба, пива, мясных и рыбных блюд в панировке, голубых сыров. Ешьте больше кисломолочных продуктов, и овощей, содержащих особые углеводы, так называемые фруктоолигосахариды.

- Одни врачи называют астму болезнью долгожителей, другие — смертным приговором? Где, по-вашему, правда?

- Насчет болезни долгожителей я не согласен категорически. Но и смертный приговор выносить рано. В среднем, от начала заболевания с астмой люди живут без угрожающих для жизни проблем лет 35-40, хотя тяжелая инвалидность может наступить и через 10-15 лет. То есть если человек заболел, скажем, в 50, то, скорее всего, это никак не отразится на продолжительности его жизни — за исключением случаев внезапной смерти. А вот если ребенок заболел в 3 года, то к 40 он может стать тяжелым инвалидом, или даже умереть. Болезнь, появившаяся с детства, «съедает» резервы роста — и это хуже вдвойне.

- Виктор Николаевич, что бы вы посоветовали астматикам?

Конечно же, для астматика важно правильное лечение, точнее поддержание здоровья. Вот, на мой взгляд, правильный алгоритм действия:
1) оценить тяжесть сформировавшихся нарушений;
2) восстановить нормальную проходимость дыхательных путей;
3) очистить бронхи от скопившейся слизи и ликвидировать воспалительный процесс;
4) очистить организм от грибков кандиды, например, дополнительно употребляя подкисленную лимонным соком воду — 3-4 стакана в день;
5)решение этих задач и поддержание достигнутого уровня здоровья никогда не приведет вновь к астме.
Но решить эти задачи можно только, сотрудничая с врачом-специалистом. Кроме того, следует заниматься спортом, правильно питаться, закаливаться, и астма никогда не станет приговором для вас.

Прочел, присланную мне для рецензии книгу В.Н. Солопова «Астма. Помоги себе сам». Что можно сказать? Даже трудно ответить. Подобной книги для больных людей не было никогда! Были книги от всякого рода «народных целителей и академиков», но это просто или жулики, или глубоко заблуждающиеся люди. Иное дело кнгига Солопова: впервые для астматика предлагается четкий алгоритм действий, основанный на научных знаниях и опыте основанного Солоповым центра «Астма-Сервис», который вот уже четверть века занимается «астмой, только астмой и ничем кроме астмы». И очень жаль, что у нашего министерства  здравоохранения и его главных специалистов не нашлось решимости (или квалификации?) оценить научную и практическую деятельность доктора В.Н. Солопова и рекомендовать его книги к переизданию. Ибо то, что пишут для народа они сами, не назовешь иначе как здраво…захоронением.  Ну а автора можно поздравить с достойной публикацией и 25-ой годовщиной основанного им центра. Ибо «Астма-Сервис» после выхода этой замечательной книги  стал по праву настоящей астма-школой для миллионов страждущих

.
Проф. Зверев

Реквием по аллергической теории астмы

solopov_report

Уже более 100 лет два понятия — астма и аллергия — необоснованно связаны. Говоря об астме, всегда вспоминают об аллергии и наоборот. Но до настоящего времени так и оставался нерешенным вопрос: вызывает ли аллергия астму или они сосуществуют и развиваются независимо друг от друга? Стоит вспомнить, что еще в XIX веке, не зная природы аллергии и теории иммунитета, Куршман и Лейден сформулировали положение о том, что астма заболевание особой воспалительной природы. Как знать, что произошло бы в науке, если бы медицинское сообщество с этим согласилось. Но аллергическая теория астмы, появившаяся в начале XX века, помешала понять истинную суть болезни. И только в начале 1990-х гг. был принят так называемый международный доклад о консенсусе, подтвердивший тезис Куршмана и Лейдена по вопросу воспалительной природы бронхиальной астмы.
С этого момента по настоящее время международный комитет экспертов GINA, с одной стороны, пытается установить наличие причинно-следственной связи между астмой и аллергией, а с другой — вынужден признать тот факт, что астма и аллергия часто сочетаются, хотя не объединены причинно-следственной связью. Процитируем некоторые положения доклада GINA 2002:
1. “…Атопия, проявляющаяся в нижних отделах дыхательных путей, является одним из серьезных факторов риска возникновения БА” (с. 17). А далее говорится следующее: “Атопия возникает у 30-50% популяции в развитых странах и часто не вызывает заболевания” (с. 17).
2. “БА …зачастую обнаруживают в связи с атопией, которая определяется как выработка чрезмерного количества иммуноглобулина Е (IgE), предназначенного для связывания аллергенов окружающей среды…” (с. 17). И в то же время “большинство исследований не выявляют полного соответствия между увеличением атопии и увеличением числа больных БА…” (с. 37).
3. “В большинстве случаев, особенно у детей и молодых людей, развитие БА связано с lgE-опосредованными (атопическими) механизмами. На уровне популяции участие атопических механизмов доказано у 40% больных БА — как детей, так и взрослых” (c. 55). Но “… до трети всех случаев заболевания могут быть расценены как БА неаллергического характера” (с. 56).
В итоге эксперты приходят к следующему заключению: “…основным нерешенным вопросом является установление того, является ли воздействие аллергенов… действительным первопричинным фактором возникновения БА, или экспозиция аллергенов должна быть отнесена к триггерным воздействиям, обостряющим течение БА…” (с. 39). Поэтому из приведенных в докладе фактов, можно сделать два вывода:
1. Аллегия нередко сочетается с бронхиальной астмой, а в 30-50% астмы не вызывает.
2. Аллергию нельзя отнести к истинной причине бронхиальной астмы, хотя она и имеет с ней общие иммунологические механизмами.
Каковы же эти механизмы? Как известно, они связаны с двумя различными субпопуляциями лимфоцитов-хелперов: Th1 и Th2- типа. Клетки первого типа реализуют нормальный ответ, защищающий организм от всего чужого, в первую очередь от инфекции. При преобладании активности второй субпопуляции — Th2-хелперов — в иммунной системе начинается синтез антител-реагинов на различные вещества. И иммунитет начинает воспринимать как чужое, не только микроорганизмы, но и многое из того, что его окружает: шерсть собак и кошек, пыльцу деревьев и цветов, пищевые продукты, лекарства и прочее. Тh2-хелперы, активно вовлеченные в патогенез БА, вырабатывают цитокины IL-4, IL-5, IL-9, IL-13 и IL-16. Тh2-цитокины ответственны за развитие классической реакции гиперчувствительности замедленного типа (или клеточно-опосредованной реакции гиперчувствительности)”. А вырабатываемый под действием Th2-хелперов IL-5 обусловливает эозинофильный характер воспаления, независимо от характера астмы — связанной с аллергией или нет.
Значит фактор, приводящий к развитию воспалительного процесса и переключению с Th1- на Th2-хелперный ответ, будет истинной и уникальной причиной бронхиальной астмы. И если такой фактор существует, то воспаление, вызываемое им в бронхиальном дереве, с одной стороны, приводит к астме, а с другой, — к атопии, усугубляющей ее течение, или существующей и без клинических симптомов, как маркер изменений в системе иммунитета.
Что же это за фактор? Совершенно ясно, что он должен быть тесно связана каким-то определенным образом с иммунной системой. Но, как уже говорилось, эволюционно иммунная система человека возникла и развивалась, в первую очередь, как система защиты организма от инфекции. Поэтому совершенно логично предположить следующее:
Фактором, приводящим к активации воспаления в бронхиальном дереве и переключению иммунитета с Th1- на Th2-хелперный ответ и развитию астмы, является инфекция.
К тому же можно вспомнить о не так давно существовавшей в классификации и до сих пор оставшейся в памяти врачей инфекционно-аллергической бронхиальной астме. А также данные о том, что самые тяжелые случаи астмы протекают с нейтрофильным — инфекционным воспалением. Естественно, возникает вопрос: какая это инфекция, каким образом она связана с атопией и астмой и какими свойствами должен обладать “виновный” в развитии бронхиальной астмы микроорганизм?
1. “Виновный” микроорганизм должен быть чрезвычайно распространен в природе и человеческом обществе, обладать способностью к быстрой колонизации и высокой стойкостью к внешним воздействиям.
2. Этот микроорганизм не исключает обычного носительства у клинически здоровых людей. Следовательно, он должен быть сапрофитом, обитающим на коже и слизистых оболочках организма, обладая при этом возможной условной патогенностью.
3. Он должен высеваться в наибольшем проценте случаев при бронхиальной астме из мокроты и кишечника, поскольку, в конечном итоге, с помощью мукоцилиарного механизма слизь из дыхательных путей заглатывается.
4. Этот микроорганизм должен быть способным вызывать инициальное воспаление и, воздействуя на иммунитет, переключать Th1-хелперный на Th2-хелперный ответ, характерный и для астмы, и для атопии, которая в таком случае являлась бы просто фактором, усугубляющим болезнь.
5. Должна существовать прямая зависимость между увеличением распространенности этого микроба в организме человека, в бытовых условиях и обществе с ростом заболеваемости бронхиальной астмой.
Какой же это микроорганизм, выявили бактериологические исследования. Анализ бактериологического содержимого дыхательных путей и кишечника больных выявил следующие результаты. Грибковые микроорганизмы выявлены в 69,8% всех анализов. Причем дрожжеподобные грибы рода Candida выявлены в мокроте 63,3% случаев, грибы рода Aspergillus и Penicillium 2,3% и 4,1% случаев соответственно. Частота выявления бактерий в анализах мокроты была следующей: кокковая флора — стрептококки или стафилококки 55,9% и 52,4% соответственно; другие бактерии — клебсиеллы и кишечная палочка 12,8% и 2,4% соответственно. Очень редкими находками были псевдомонады, в частности, синегнойная палочка выявлена 0,087% человек. Таким образом, наиболее часто встречающейся в мокроте больных бронхиальной астмой была грибковая микрофлора. Практически у всех больных эти микроорганизмы обнаруживались в ассоциациях с бактериями. И только в одном случае была выявлена исключительно Candida albicans. Полученные данные совпали с исследованиями последних лет, в которых говорится о все большей встречаемости (свыше 80% случаев) грибковой флоры в посевах мокроты у больных бронхиальной астмой. А исследование на дисбактериоз выявило наличие дрожжеподобных грибов рода Candida в 99,6% больных из всех обследованных. Естественно, возникает вопрос: соответствует ли данный микроорганизм критериям, определенным выше? На него можно дать положительный ответ.
1. Кандида может вызывать обычное носительство у клинически здоровых людей. Она является сапрофитом, обитающим на коже, в полости рта и слизистой кишечника здоровых людей, обладая при этом патогенными свойствами. На коже здорового человека она выявляются в 19-70%, полости рта взрослых у 20-30% и новорожденных — в 90% (!) случаев, а в кишечнике взрослых и детей в 36% и 50% соответственно.
2. По приведенным выше данным, Candida spp. высевается в большинстве случаев при бронхиальной астме из мокроты и кишечника.
3. Существует прямая зависимость между увеличением распространенности грибов рода Candida в организме человека, в быту и обществе и ростом заболеваемости бронхиальной астмой.
— В 50-х гг. заболеваемость астмой составляла 0,1-0,5%, а частота кандидоносительства от 5 до15%
— В 60-80-х гг. астма выявлялась у 1-3% популяции, а частота кадидоносительства достигла 20-53%.
— В 1990-2001 гг. средний показатель заболеваемости составлял 4-15%, а кадидоносительства – 60-70%. Таким образом, оба показателя за эти годы одновременно выросли не менее, чем в 5-10 раз.
4. Грибы рода Candida широко распространены в природе и человеческом обществе, обладают способностью к быстрой колонизации и высокой стойкостью к внешним воздействиям. Этим микроорганизмам присущи все пути передачи: бытовой, контактный, пищевой, производственный и даже воздушно-капельный. Заражение человека происходит при непосредственном контакте: поцелуй, половой контакт и через инфицированные предметы. Сточные воды бань, купальных бассейнов и душевых могут при неблагоприятных условиях способствовать заражению этими грибками. Известны случаи заражения грибками новорожденных при прохождении родовых путей.
Проведенные многими исследователями санитарно-эпидемиологические обследования производств пищевой промышленности продемонстрировали обсемененность грибами рода Candida практически всех молочных продуктов, даже кефира детских молочных кухонь. При этом наибольшая обсемененность грибами выявлена у творожных сырков и мороженого. Высокая обсемененность кандидной грибковой флорой присуща фруктам, особенно с высоким содержанием сахара, и консервам, приготовленным из них. Кандиды обладают высокой стойкостью: сохраняют свою жизнеспособность в культурах даже в высушенном состоянии в течение нескольких лет, переносят многократное замораживание и оттаивание в воде и почве. Они выдерживают конкуренцию со многими микроорганизмами по длительности существования на различных продуктах, например, в кислом молоке, квашеной капусте, фруктовых соках и др. В культурах и патологическом материале грибки погибают только при кипячении в течение нескольких минут. Губительное действие на них оказывают растворы фенола и формалина, хлорамина, и др.
5. При попадании на слизистые оболочки грибы рода Candida в благоприятных для них ситуациях (массивная антибиотикотерапия вследствие частых рецидивов респираторных инфекций, слабость местной иммунной защиты и пр.) начинают активно размножаться и, выделяя токсины, действующие местно, вызывают повреждение эпителия. А выделяемый кандидами кандидотоксины, способны высвобождать гистамин из тучных клеток, приводя к воспалению. Именно таким путем при попадании в бронхиальное дерево вполне способен активироваться изначально воспалительный процесс. А далее запускаются реакции иммунной системы со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Таким образом, начало размножение кандиды и выделение ею токсинов вызывает первоначальный воспалительный процесс, который может протекать как нейтрофильный. Это происходит еще и потому, что в присутствии грибковой флоры патогенность других микробов резко возрастает, и они тоже принимают активное участие в развитии и прогрессировании воспалительного процесса на слизистых дыхательных путей. В дальнейшем — после переключения с Th1- на Th2- хелперный ответ, характер воспаления меняется на эозинофильный, и формируется собственно астма. Данные научной литературы подтверждают, что грибы рода Candida способны переключать нормальный Th1-хелперный иммунный ответ на Th2 — патологический. При попадании на слизистые оболочки грибы Candida в благоприятных для них ситуациях (массивное лечение антибиотиками, частые рецидивы респираторных инфекций, слабость иммунной защиты и пр.) начинают активно размножаться, выделяя токсины и вызывая инициальное воспаление. Обладая высокой способностью к адгезии, кандиды прилипают к эпителию слизистых оболочек, а затем врастают в их стенку, образуя пленку, распространяющуюся по их поверхности, что приводит к переводу иммунного ответа с Th1 на Th2-хелперный путь. Это происходит потому, что в случае массивной колонизации организм не может отреагировать на агрессию обычным нейтрофильным путем с фагоцитозом, так как в подобной ситуации разовьется тяжелое повреждение тканей. Это связано с тем, что одним из мощных факторов уничтожения фагоцитированных грибов является оксид азота. Макрофаги располагают высокоактивной синтетазой оксида азота, который взаимодействуя с кислородными радикалами, образует высокотоксичные соединения, убивающие фагоцитированных кандид. По-видимому, это и является одной из причин повышения концентрации оксида азота в выдыхаемом воздухе у больных астмой. Но оксид азота действует губительно и на ткани организма, нарушая в них, метаболизм, тканевое дыхание и транспортные системы. В итоге, в случае массивной колонизации кандид, мощная фагоцитарная атака может привести к гибели клеток бронхиального эпителия. Поэтому иммунитет и переходит на менее повреждающий — антителообразующий Th2-хелперный ответ, чтобы связывать вновь попадающие в организм грибки. Подобное — щадящее — реагирование необходимо, чтобы избежать массивного повреждения тканей. Это установлено экспериментальными данными ряда исследователей–микробиологов, которые изучали кандидоз и его механизмы. Они выявили, что преобладание Th1- или Th2-хелперного ответа зависит от массы инфицирующих клеток, длительности течения инфекции и ее тяжести.
Таким образом, воспаление при астме можно рассматриваться как крах попытки врожденных иммунных клеточных механизмов (вызывающих массивное повреждение тканей за счет фагоцитоза) освободиться от массивной инвазии и колонизации грибов рода Candida. И в результате этого иммунитет вынужден перейти на менее повреждающий — антителообразующий путь — с участием Th2-хелперов, что приводит к атопии.
Сформировавшаяся атопия вызывает аллергические (антитело-опосредованные) реакции немедленного типа, на “виновные” для организма аллергены, проявляясь внезапными пароксизмами спазма на фоне персистирующего в бронхиальном дереве воспалительного процесса. Одновременно в бронхах протекают воспалительные реакции клеточно-опосредованного (замедленного) типа с участием Т-лимфоцитов киллеров. Как уже говорилось, они развиваются в случае, когда иммунная система сталкивается с антигенами на поверхности чужеродных клеток.
Это связано с тем, что дрожжеподобные грибы рода Candida обладают уникальным свойством — высокой адгезией — “прилипаемостью” к поверхности эпителия и других тканей. Адгезия кандид к тканям организма человека является начальным звеном колонизации грибов. Научными исследованиями установлена четкая связь между способностью кандид к адгезии и их вирулентностью. И наибольшей способностью к адгезии обладает Candida albicans. Закрепившись на поверхности эпителия, грибы начинают активно размножаться, образуя пленки, сросшиеся с поверхностью, подобно чужеродному трансплантанту, на который и развиваются цитотоксические реакции. Эти процессы, по-видимому, и лежат в основе формирования неатопической астмы, протекающей не только с эозинофильным, но и нейтрофильным воспалением, поскольку на поверхности эпителия размножается не кандида в чистом виде, а ее ассоциации с различными бактериями. И когда организм предпринимает попытку клеточного фагоцитарного ответа на размножающиеся бактерии, болезнь трансформируется в тяжелую форму. Процитируем доклад экспертов GINA 2002: “Исследования у пациентов с более тяжелыми формами БА, как в острой, так и в хронической форме, выявляют, что кроме эозинофилов и лимфоцитов появляются также и нейтрофилы, которые могут играть дополнительную роль при более тяжелых формах болезни”.
Таким образом, основной причиной развития бронхиальной астмы являются дрожжеподобные грибы рода Candida. Эти грибы считаются сапрофитами, обитающими в ротовой полости и кишечнике человека. При неконтролируемом размножении и колонизации на слизистой оболочке кишечника они индуцируют перестройку иммунного ответа с Th1- на Th2-хелперный путь, что приводит к атопии. При попадании в дыхательные пути в ассоциациях с бактериями они индуцируют первоначальное нейтрофильное воспаление. А переход с Th1- на Th2-хелперный путь переводит воспалительный процесс в эозинофильный, что заканчивается формированием собственно бронхиальной астмы.
И поэтому может существовать как атопия без астмы, так и астма без атопии. В случае же их сочетания, атопия является одним из факторов, дополнительно усугубляющим воспалительный процесс в бронхиальном дереве и способствующим его хронизации.
Усугубляющим распространение астмы и аллергии в обществе фактором является чрезмерно частое назначение антибиотиков, что приводит к массивной колонизации кандиды в организме человека. И если еще раз вспомнить данные о частоте кандидоносительства и астмы в разные годы, то можно заметить, что их рост наблюдается именно с началом “эры” активного применения антибиотиков широкого спектра действия — в конце 50-хх — начале 60-хх годов. Этот вопрос подробно разбирается в известной монографии А.М Ариевича и З.Г. Степанищевой “Кандидомикозы как осложнение антибиотикотерапии”, вышедшей именно в эти годы. Сегодняшний уровень кандидоносительства от 20 до 70% нельзя считать нормальным. Не случайно в последнее десятилетие частота случаев местного и системного кандидоза выросла до такой степени, что в средствах массовой информации рекламируются противогрибковые препараты широкого спектра действия, в частности флуконазол. И если принять во внимание, все приведенные выше соображения, то становится понятным, почему международный комитет экспертов GINA пришел к следующему выводу: “Несмотря на усилия по улучшению оказания помощи больным БА, предпринятые в течение последнего десятилетия, большинство пациентов не получило пользы от достижений в этой области”. Таким образом, все три фактора: широкое начало антибиотикотерапии, рост кандидоносительства и заболеваемости бронхиальной астмой попадают на один и тот же период в истории медицины и человеческого общества.
Инфекционное начало астмы объясняет и другой факт: более частую заболеваемость среди родственников, поскольку бытовой путь передачи грибковой инфекции общеизвестен. Встречаются случаи последовательно развивающейся астмы у тесно контактирующих между собой не кровных родственников, например, у мужа и жены. Это необъяснимо с позиций наследственности, а вот с позиции передачи контагиозного грибкового начала имеет определенную логику. И последнее: одновременная заболеваемость среди братьев и сестер выше у близнецов. Это объясняется тем, что вероятность одновременного заражения грибковой инфекцией от матери у близнецов гораздо выше. Вот почему были по существу безуспешными попытки привязать астму к наследственному началу. Противоречивость данных по этому вопросу и объясняется ИНФЕКЦИОННОЙ, а не наследственной причинностью бронхиальной астмы! Поэтому даже среди однояйцевых близнецов встречаются как конкордатные случаи заболеваемости, когда больны оба, так и дискордантные, когда один из близнецов болен, а другой абсолютно здоров.
Возникает вопрос: а должна ли находиться кандида вообще в организме человека? Ранее, тщательно проведенными клинико-эпидемиологическими исследованиями было показано, ЧТО У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ ГРИБЫ РОДА CANDIDA ДОЛЖНЫ ОБНАРУЖИВАТЬСЯ НА СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ РТА И ЗЕВА НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ В 5%. И поэтому бесконтрольный рост этих условно-патогенных микроорганизмов привел к неблагоприятным последствиям в общественном здоровье. В заключение можно добавить, что, по-видимому, микроорганизмы вообще, как причина многих неспецифических воспалительных заболеваний, а не только астмы, имеют большее значение, чем им сейчас придается. И это, в первую очередь, касается случаев, когда бактерии и грибы воздействуют на органы и системы макроорганизма не “лобовой” атакой, как, например, при нагноительных заболеваниях, а более изощренно — путем переключения работы иммунной системы на несвойственный ей путь. По-видимому, настала пора пересмотра взаимоотношений человека и микроба, как единой системы, в которой оба “партнера” должны поддерживать корректные правила игры. И такой пересмотр, в конечном итоге, может привести к существенному изменению наших представлений о причинности в медицине вообще. Ну а представленная книга — всего лишь попытка поставить все на свои места в одной частной проблеме, имя которой — бронхиальная астма. И насколько эта попытка удалась, покажет время и общественная практика, ибо они и есть единственные арбитры в признании любой истины.

«Женское здоровье», май 2002
АСТМУ ЛЕЧИТ. . . КОМПЬЮТЕР

Новый подход к лечению бронхиальной астмы позволяет в 95 процентах случаев добиться успеха.
Рассказывает кандидат медицинских наук,
автор оригинальной медицинской программы «Астма-сервис»,
московский врач-пульмонолог Виктор Николаевич СОЛОПОВ.

- Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?
— У каждого человека, страдающего астмой, я прежде всего оцениваю проходимость дыхательных путей. Ведь всё, чем себя проявляет астма, — кашель, одышка, приступы затрудненного дыхания или удушья, — связано с нарушением проходимости бронхов. И надо прежде всего выяснить, насколько запущена болезнь. К сожалению, многие больные астмой вообще никогда не проходили этой процедуры. Хотя она должна им проводиться так же регулярно, как ЭКГ — людям с заболеваниями сердца. Иначе все лечение будет просто-напросто происходить вслепую.

- Каким же образом оценивается проходимость дыхательных путей и состояние астматика?
— Для этого проводится специальное обследование по нашему оригинальному методу — компьютерная спирометрия с фармакологическими тестами. Больному астмой по очереди вводят различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов оценивают характер заболевания. Всего больному может быть проведено 3-5 разных тестов. Мы выполняем и другие анализы и, конечно, собираем информацию об особенностях жизни и болезни пациента. Далее компьютерная программа «Диагноз. Бронхиальная астма» анализирует полученные данные и «прогнозирует» развитие болезни и ее исход. То есть компьютерная техника позволяет нам обогнать быстро прогрессирующую болезнь. Что для других технологий лечения недоступно.

- А лечение тоже «назначает» компьютер?
— Можно сказать и так Образно говоря, назначение лекарств в систем! «Астма-сервис» проводится не методами описатель ной медицины XX века, а средствами компьютерной медицины XXI века. Для каждого пациент; составляется своя программа лечения. В нее входит целый комплекс препаратов, а не какое-то одно средство. Так же, как нельзя приготовить щи из одной капусты и воды, не получается устранить все проявления астмы только одним лекарством.

- Каким же образом проводится лечение?
— Основа моего метода лечения — последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты. Они нужны для того, чтобы улучшить проходимость дыхательных путей и предотвратить их спазм. Затем идет черед отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты Это могут быть щелочные смеси, сборы лекарственных трав, минеральная во да. Данный этап лечения — очень важный. Если его про пустить, дальнейшей прием лекарств может не принести пользы. потому Что сли3ь скопившаяся в бронхах, не пропустит их к очагу болезни, и препарат откашляется вместе с мокротой. И в конце процедуры вводятся противовоспалительные и антиаллергические смеси.

- Что значит «вводятся» Речь идет об инъекция или ингаляциях?
— Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных влажных распылителей мы используем ультразвуковые ингаляторы.

- В чем их преимущество?
— Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объемы лекарств за минимальное время. Лекарственный препарат попадает в самые труднодоступные участки легких и полностью очищает их от слизи, инфекции и элементов воспаления. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции хороши еще и тем, что лечат сопутствующие заболевания — от аллергического насморка до грибковых поражений верхних и нижних дыхательных путей.

- Есть ли в вашей системе место лечению гормональными таблетками, которое так часто назначают астматикам?
— В некоторых случаях лечения гормональными препаратами в таблетках можно избежать. Но когда они необходимы — в особо тяжелых случаях, их прием оказывается недолгим. После него можно переходить на ультразвуковые ингаляции.

- Как долго у вас лечатся больные астмой?
— Конечно, за пару визитов к врачу такое сложное заболевание не вылечишь. Как правило, в течение 2-3 недель мы решаем неотложные проблемы. Человек перестает задыхаться, у него уменьшается кашель. Но на полное очищение всего бронхиального дерева нужно 12-18 месяцев. Причем регулярно — не реже одного раза в квартал — наши пациенты проходят очередное компьютерное обследование. Оно необходимо для того, чтобы внести сезонные поправки к лечению.

- И насколько успешна ваша методика?
— В 95% случаев все симптомы астмы проходят. Восстанавливается нормальная легочная функция. Больные полностью сохраняют трудоспособность и физическую активность. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь себя не проявляет по 7-10 лет. А вообще, лучшим доказательством служат более 3000 успешно пролеченных астматиков, ранее приезжавших ко мне, а ныне живущих в самых разных странах мира.

- С чем связано 5% неудач?
— Увы, не у всех хватает терпения и настойчивости ежедневно тратить по 20-40 минут на свое здоровье. Другим на полный курс лечения недостает материальных средств, ведь хорошие лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть со «сложными» пациентами.
Например, с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения то и дело подхватывает «вторичные инфекции» — ОРЗ, ОРВИ.

- Можете ли вы помочь астматикам травами?
— Одними травами справиться с такой серьезной болезнью нельзя. Но есть случаи, когда необходима именно фитотерапия. Иногда астма сочетается с хроническими заболеваниями пищеварительной, сердечно-сосудистой, мочевыделительной и других систем. Человеку и так приходится принимать массу препаратов — лишняя нагрузка ему ни к чему. С помощью компьютера мы подбираем таким людям фиточаи, которые он должен пить вместо чая и кофе 2-3 раза в день.

- В вашу систему лечения входят программы «Астма-тур» и «Астма-пейдж». Что это такое?
— «Астма-тур» — это программа курортного лечения. Она создана для полного восстановления здоровья. Желающие отправляются на Средиземное море. Проживая в отеле, они сочетают отдых с оригинальной программой оздоровления. Сюда входят курс ингаляций, занятия специальной дыхательной гимнастикой и упражнениями по системе йогов.
А система «Астма-пейдж» создана для того, чтобы больные могли получать помощь врача в нерабочее время, в праздничные и выходные дни. Ведь астма — болезнь, которая может проявляться внезапными приступами. Достаточно позвонить оператору пейджинговой компании и передать свое сообщение. И врач оперативно свяжется со своим пациентом и подскажет, как быть.

Евгения КОЛЕСНИКОВА
«Ай, болит», № 4 (91), февраль 2003, спецвыпуск
МЕТОДИКА ДОКТОРА СОЛОПОВА

- Что делать с моей болезнью, — сетовал знакомый Олег, — ума не приложу. Шутка ль, десять лет бронхиальная астма и все хуже и хуже. Уж на гормоны «подсел»: третий год ежедневно глотаю, а толку никакого. Являюсь личным клиентом заведующего пульмонологическим отделением и что слышу от него: «Такова болезнь, что тут сделаешь?!» Это резюме специалиста просто подрывает всякую надежду…
— Да… В твои-то тридцать — инвалидность по астме… Ведь семья, ребенок. Но руки опустятся, перестанешь бороться за свое здоровье — считай, все рухнуло.
— Уж нет! Цепляюсь за любую соломинку. Вот один из докторов сказал прямо: «Не трать, друг, время — поезжай к Солопову, а если он не поможет…»
Так и познакомился Олег с московским «Астма-сервисом» доктора В.Н. Солопова.
— Что меня обрадовало, так это то, что приехал утренним поездом, прошел все обследования и тесты и днем — обратно на Ярославский вокзал. В тот же визит подобрали мне индивидуальную схему лечения, прибор для ингаляций (ультразвуковой ингалятор). Второй визит назначили через полтора месяца. Но ты знаешь, и без проведения контрольных дыхательных проб мне стало ясно: иду на поправку.

ЛУЧ СВЕТА В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

- Извини, — перебиваю, — но тебе лишь сняли обострение — вот и все!..
— Нет, Илья! Тебе, здоровому человеку, этого чувства не понять: так легко я себя за все эти годы жизни никогда не ощущал. После стольких мытарств появился луч света в конце тоннеля. И неважно, как это у них получилось, — важен результат. Кстати, мои ощущения явного улучшения были подтверждены и данными дыхательных тестов!
Пожалуй, рассказ астматика меня не очень-то и убедил бы, если бы не то, с какой восторженностью и блеском в глазах рассказывал Олег о своих спасителях из астма-центра к. м. н. Солопова. Это и явилось поводом моего визита к этому врачу.

КАЖДЫЙ — ЗВАНЫЙ ГОСТЬ

Поликлиника N 6 одно из хозрасчетных лечебно-профилактических учреждений столицы. В холле, перед приемной астма-центра, меня встретил отец этого детища — Виктор Николаевич Солопов. Первое впечатление весьма приятное: уютное фойе и никаких очередей. В кожаных креслах «утопали» лишь два человека — пролистывали брошюрки. «Это и весь народ?!» — удивляюсь. «А это одно из наших правил. — пояснил Солопов. — Народу, конечно же. валом, но мы ведем предварительную запись пациентов. И это позволяет посвятить каждому несколько часов, ведь комплекс обследования и индивидуального подбора терапии — дело не из легких». Да, уж. Сам проходил практику в поликлинике, и нескончаемый поток больных, частые ссоры между ними в коридоре — все это знакомо не понаслышке. А и прорвешься, так у врача в распоряжении всего-навсего 10 минут. Где ж тут успеть вникнуть в суть болезни и назначить индивидуальное лечение?!

НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД — ВСЕ ЗНАКОМО

Виктор Николаевич провел меня по всем подразделениям. Структура стандартная: кабинеты врачей, вспомогательные службы. Лаборатория и рентген — вот уж с кем мы в одной связке работаем. Перед тем как начнем заниматься пациентом, он обязательно проходит эти предварительные исследования: аллергологическое, иммунологическое, анализы крови, мокроты, рентген.
— Видите, — с энтузиазмом говорил Солопов, — ничего особенного: обычные медицинские службы, которые есть в каждой поликлинике. И на первый взгляд, работа астма-центра не отличается какой-то инновацией. Оцениваем параметры дыхания, проводим пробы с лекарственными препаратами, заносим все в компьютер, а «Диагноз» — наша компьютерная программа — «предлагает» индивидуальную схему лечения. Виктор Николаевич ловко залез в анналы памяти ноутбука, и передо мной раскрылись графики и таблицы. А вот и все тесты Вашего знакомого Олега. Таким он к нам приехал — ситуация, прямо скажем, плачевная. Попросту говоря, в легких не оставалось никаких резервов. А вот картина его второго визита, когда лечение уже шло вовсю…
— Да. показатели улучшились вдвое. И довольно-таки быстро! — удивляюсь. — Это при том, что ингалируется он по вашей схеме сам, без присмотра медиков.
— А присмотр здесь и не нужен. Каждому больному мы выдаем наше заключение и подробнейшие рекомендации по ингаляционной терапии — чтоб смог понять человек любой профессии и возраста.
— Кстати, вы ведете отбор больных с ограничениями по возрасту?
— Да, мы ограничиваемся возрастом от 6 до 60 лет. И это неспроста. До 6 лет трудно провести всеобъемлющее обследование. А после 60 у многих астматиков выявляется масса сопутствующих проблем, и это требует уже стационарного лечения. А мы, работая в условиях поликлиники, просто не имеем всех технических возможностей для этого. Кроме того, в ряде случаев выявляются и необратимые изменения в легочной ткани. Конечно, таких больных (65-68 лет и даже старше) мы одно время брали, и им становилось лучше. Но имеющиеся сопутствующие заболевания брали свое. Поэтому по медицинским критериям мы отбираем только тех, кому можем помочь со 100%-ной гарантией. А это значит, что у любого, кто начал лечение, не будет от него никаких осложнений и он навсегда забудет о своей болезни.

«ЭТО ПРОСТО ЧУДО»

Признаться, подумалось, что доктор Солопов просто «отсеивает» сложные случаи — берет лишь простенькое. Но Виктор Николаевич словно прочел мои мысли:
— Не подумайте, что отбраковываем тяжелых больных. Их-то у нас как раз больше всего! Взять, к примеру, Вашего Олега. Тяжелая степень гормонозависимой бронхиальной астмы, инвалидность. А теперь на человека стал похож. Но хоть и улучшился он значительно, а по моему мнению, продвигается к норме с запозданием. Такие, как он, через 3 — 6 месяцев должны быть «как огурчики»
— А помните, Виктор Николаевич, — в разговор включилась к. м. н. Ирина Викторовна Луничкина (ассистент Солопова и его правая рука), — сколько нам сюда вносили со «скорой» людей чуть не в астматическом статусе!
— Да! Для таких процедурный кабинет. Там подготовлено все для скорейшего выведения из тяжелого и затяжного приступа астмы. В помощи не отказывали никому. И сейчас это полноценные люди, позабывшие про годы мучений от приступов удушья.
В фойе появилась пара пожилых людей.
— А вот и наш давний знакомый с супругой, — приветливо встретил Солопов. — Из Курска к нам ездят для контроля. Николай Анатольевич со стажем астмы в 20 лет.
— Представьте себе, про приступы мы позабыли! — вступила супруга. — Что бы без Виктора Николаевича делали?! Муж уж было помирать собрался — так недуг измучил! И слава Богу, попали к Солопову. Так теперь муж даже к работе вернулся. Это просто чудо!
В подтверждение сказанного доктор показал мне результаты сегодняшних тестов. Действительно, все показатели, как у молодого! Небо и земля по сравнению с исходными.
— А пример с Викой, — продолжал наш разговор Солопов. — Признаться, поначалу сомневался сам, что сможет выкарабкаться из астматических оков эта хрупкая девочка. Но и здесь метод не подвел. Через год наших совместных с Викой усилий болезнь стала отступать. И каково же было мое удивление, когда на дне города в Москве увидел ее на представлении в одном легком платьице. И это в холодную-то осень! А сейчас мы с удивлением сравниваем ее старые показатели функции дыхания с сегодняшними.

АНЯ ИЗ ИЖЕВСКА

Полчаса до приема. «Пойдемте познакомлю Вас с организатором и хозяйкой этой поликлиники — главным врачом Галиной Евгеньевной Порхачевой», — предложил Виктор Николаевич. Вместо сухих отзывов руководителя о работе Солопова и его команды я услышал от нее:
— Как работают? Замечательно, просто трудяги! А равное — какой результат! По моей просьбе Виктор Николаевич взялся за лечение Ани из Ижевска, все доктора отказались от нее. Чего там таить, я думала, что и наш Солопов откажет.
— Но ведь взял. Выходил Вашу девочку! Кстати, как она сейчас поживает? Уж год как ее не видел:
— Да, Вы правы, Виктор Николаевич, вылечили. Но знаете, что я Вам скажу — Вы не поверите: Наша школьница… закурила!
— Ничего себе! Надо будет побеседовать. Какая шустрая: только астма отступила — давай дымить! Что поделаешь с этими подростками?!

ДОКТОР ПОД РУКОЙ

Ну, вот и прием. Сегодня его ведет Ирина Викторовна. В помещение органично вписались все необходимые атрибуты современного пульмонологического кабинета. Компьютерный спирометр, несмотря на портативность, выдает информацию не меньшую чем стационарные приборы. К тому же все полученные данные по дыхательной функции больного тут же заносятся в персональный компьютер. Набор препаратов рядом со спирометром стоит не случайно. Обследуемому проводятся фармакологические пробы на обратимость нарушений проходимости бронхов и подбирается приемлемый ингалятор. Ирина Викторовна подолгу беседует с каждым пациентом, знакомится с медицинскими выписками.
— Да, долго получается. Но зато про своих
пациентов знаем все досконально и отслеживаем их состояние. Особенно это важно у тех больных, которые принимают гормональные средства, и мы ставим задачу постепенно «сойти» с них.
— Неужели и Олега избавите от приема преднизолона?
— Конечно. Постепенно избавится от стероидов. Да вот взять хотя бы Лиду из Московской области. Наблюдаем за ней уже несколько лет. Спросите: есть ли осложнения от ингаляционной терапии, прописываемой Солоповым? Так вот, за все годы ингаляций никаких осложнений у Лидии не зарегистрировали. К тому же приступы астмы ей больше не докучают. Мы с Виктором Николаевичем часто вспоминаем, как она к нам попала. Не поверите, но муж забрал эту вымотанную болезнью девчушку из реанимации — и сразу к нам. Разумеется, поначалу откачивали, словно сами мы реаниматологи. Из тяжелого состояния выходила медленно. Девять лет. помимо ингаляций, принимала гормоны, но сейчас полностью «сошла» с этих препаратов. Так что не волнуйтесь: и ваш Олег избавится от преднизолона — из таких ситуаций практически всегда есть выход!
— А сколько пациентов, — спрашиваю, — прошло через ваши руки и были ли неудачи хотя бы в отношении той же гормональной терапии?
— За все время существования астма-центра у нас пролечено около четырех тысяч человек. Но я не могу говорить о них в прошедшем времени. Ведь многие держат с нами связь и по сей день, периодически приезжают для контроля, коррекции терапии. К тому же у нас действует мобильная связь. Для астматиков — это спасение, особенно на первом этапе лечения: какие проблемы возникнут — неизвестно. Поэтому звонят с работы, из дома и даже из-за границы. А у нас наготове компьютерная база. Заглянем в нее и тут же имеем полную информацию о пациенте. И наш совет не заставляет себя долго ждать. Удобно очень! Больной чувствует себя защищеннее: как-никак доктор «под рукой».
А что касается неудач… Был случай с Виктором из Москвы. Как ни старались, а с гормонов его «снять», к сожалению, не смогли: в легких сформировались необратимые изменения. Вот это, пожалуй, единственная ситуация, что не поддалась нашему желанию избавить пациента от приема стероидных препаратов.
— И какова его судьба сейчас, наблюдаете ли Виктора дальше?
— А как же?! Мы никогда не опускаем рук. И от больных, которых взялись лечить, никогда не отказываемся. Сейчас Виктор на поддерживающих дозах преднизолона и ингаляциях. Но это вовсе не означает, что жизнь загублена или ущербна. Никакого дыхательного дискомфорта он не испытывает, а о приступах удушья вот уж третий год как позабыл.

С НОГ НА ГОЛОВУ

Да. Весьма убедительно. Но в чем же суть метода доктора Солопова? За ответом обратился, естественно, к автору методики, она, кстати, защищена авторскими свидетельствами и методическими рекомендациями.
— Что значит «какой метод?» — поясняет Виктор Николаевич. — Это все равно что спросить о методе рисования картины. Определенного метода нет. Есть алгоритм (порядок) лечения. Вот смотрите… — Солопов опять обратился к своему «мозговому центру» — ноутбуку. — После анализа спирометрических данных и истории развития заболевания конкретного больного по нашей программе выставляется точный диагноз (форма, степень тяжести, наличие осложнений), и по совокупности всех этих данных заложенная программа выдает схему лечения, которая и является индивидуальной для данного пациента. Разумеется, в процессе лечения мы вносим коррективы.
— И все-таки в чем же изюминка Вашего алгоритма, чем он отличается от традиционной ступенчатой терапии бронхиальной астмы?
— Изюминка, конечно же, есть. Я всю свою жизнь работаю в пульмонологии. А точнее. работаю лишь над одной проблемой — лечение бронхиальной астмы. На этом деле собаку съел. И еще в период своей молодости задался вопросом : почему гибнут люди от этого заболевания? В любом руководстве написано: из-за полной закупорки бронхиального дерева слизью на фоне спазма бронхов. Вот и решил потянуть нить с конца — с причины гибели от коварной болезни. Значит, главное — помочь бронхам очиститься, освободиться от этой избыточной слизи, воспаления и спазма бронхиального дерева.
— Да, логично: очистить бронхиальное дерево, а уж потом — брызгать противовоспалительные аэрозоли.
— То-то и оно. А некоторые как делают? Прыскают ингаляционные стероиды в забитые слизью легкие и ждут чуда. Неудивительно, что многие больные начинают разочаровываться в хороших препаратах. А дело в их неправильном применении!
— Но как быть с аллергенами — что, в общем-то, и нередко является причиной заболевания?
— Как уже говорил, мы ухватили проблему с другого конца. Очистив бронхиальное дерево и восстановив легочную функцию и нормальное самочувствие больного потом начинаем разбираться с причинными факторами
— Ясно: возвращаете человека к полноценной жизни и лишь потом ищите причину заболевания. Действительно, получается все с конца. Но в случае бронхиальной астмы логика есть.
— Почему только в случае бронхиальной астмы? А возьмите, к примеру, холеру. Сколько времени медицина боролась с этой особо опасной инфекцией! Казалось бы, назначай антибиотики, и болезнь по всем законам ликвидируется. Но не тут-то было! И опять спасительной оказалась теория. Когда ухватились за «конец» проблемы. От чего гибнут люди при холере? Из-за потери электролитов с рвотой, испражнениями. Тогда изучили состав теряемой организмом жидкости и выяснили, какие именно электролиты вымываются. Их включили в состав вводимой жидкости — и спасение наступило. То, что больной терял, тут же восполнялось. И холерному вибриону большего ничего не оставалось, как сдаться. Вот Вам аналогия!
— Понятно. Но какие вы используете лекарства? Это что-то особенное, так сказать, что-то «свое» или традиционные средства?
— Что Вы! Ничего «своего» мы не используем. Работаем в рамках традиционной медицины и применяем только препараты, зарегистрированные в фармакопее России! Все растворы для ингаляций изготавливаем в аптечных условиях. Строго соблюдается и режим дозирования. Другое дело — в каком порядке и на каком этапе лечения эти лекарства применяются.
— В редакцию приходит много писем, где читатели просят рассказать о народных способах лечения бронхиальной астмы. Каково Ваше отношение к фитотерапии?
— Вылечить астму растительными средствами, по-моему, нельзя. Но я не противник народных способов лечения. Более того, скажу, что мы наряду с противоастматическими препаратами применяем и фиточаи. Но как правило, для лечения сопутствующей патологии. Ведь не секрет — с какими «букетами» к нам приходят больные.
— Признаюсь, Виктор Николаевич, — меня весьма удивило, что в своей практике вы используете не компрессорные (небулайзеры), а ультразвуковые ингаляторы. На чем основан такой выбор приборов?
— Опять же все просто. Небулайзер позволяет ввести в дыхательные пути всего полмиллилитра лекарства в минуту. А ультразвуковые ингаляторы — до 6 мл раствора. Вся суммарная площадь бронхиального дерева достигает нескольких квадратных метров — понятно, что воздействовать на нее следует большим объемом лекарства. Это как мыть в комнате пол: использовать для этого стакан или ведро воды? Есть разница?!
— Виктор Николаевич, а как Вы относитесь к существующим во многих крупных поликлиниках астма-школам? Ведь цель их создания весьма благородна — обучить больных и научить держать астму под контролем.
— Безусловно, они повышают информированность больного о своем заболевании и его лечении. Это общепризнано. Но также общепризнано и то, что эти школы не влияют на частоту госпитализаций и на развитие осложнений заболевания. Именно поэтому я и показал Вам нашу поликлинику. Согласитесь — любая обычная смогла бы создать такую структуру, как наша: ничего особенного для этого не требуется!

«ЛЕЧУСЬ, ЧТОБ НЕ СОДРОГАТЬСЯ»

Ну вот, вроде бы все прояснилось. Однако я вновь обратился к Олегу:
— Как складывается твоя жизнь сейчас, когда ты идешь по программе Солопова? Ведь постоянные ингаляции через ультразвуковой распылитель…
— Да после стольких лет мучений от приступов удушья я словно заново родился!
Будто легкие на новые поменял, — смеется Олег. — Строго два раза в день ингаляции на ультразвуковом ингаляторе. Порядок ингалируемых препаратов расписан в рекомендациях — все просто. После ингаляции — прием таблетированных средств. Их у меня два: «гормончик» и отхаркивающее. Сам ощущаю, что через некоторое время мои старания окупятся: снижение доз, а потом и полный отказ от гормонов. Верю, что получится, несмотря на заверения некоторых врачей, что на гормонах мне «сидеть» пожизненно.
— Да, пациент ты исполнительный. Но что движет тобой! Ведь, несмотря на эффективность метода, он отнимает у тебя столько усилий и времени. Мне известно немало астматиков, которые начинают «прыскаться» просто чем попало и сколько попало, а потом поступают в больницу в тяжелейшем состоянии с передозировкой бронхорасширяющих препаратов.
— Стимулов несколько. Во-первых, это ребенок. Как-никак что за папаша, чахнувший в свои тридцать лет?! И еще. В рекомендациях Солопова, в самом низу страницы написан прогноз моего заболевания, составленный по показателям моего дыхания. Там есть такая строчка: «Риск внезапной смерти в случае тяжелого обострения заболевания, эмоционального или физического перенапряжения повышен».
— Конечно, невольно содрогнешься, прочитав про себя такое.
— Вот и ответ на твой вопрос — лечусь, чтоб не содрогаться!

*****

Нам, здоровым, иногда понять астматиков трудно: ну астма и астма, что такого? Но для меня эта непонятливость быстро исчезает при воспоминании одного сравнения. Однажды на занятии по гистологии, чтобы подчеркнуть важность изучения строения легких и бронхов, преподаватель сказала:
— Вот мы с вами уже изучили пищеварительную систему. На очереди — дыхательная. Сколько без еды может прожить человек? А сколько можете не дышать? Вот и судите о роли этой удивительной системы!
Поэтому я так обстоятельно рассказал о методике В.Н. Солопова. По-моему, она действительно перспективная. И что еще важно: не ради рекламы своему центру поведал мне о ней Виктор Николаевич — пациентов тут хватает. Доктора этого астма-центра считают, что подобные службы вполне можно организовать в обычных поликлиниках других регионов страны.
И.А. Крылов, к. м. н.
«Медицинская газета» № 20, 12 марта 1993 г.

Поиск и решение
НОВОЕ СЛОВО О БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЕ

Эволюция астмы: адреналин, лечит адреналин убивает!
Таков был главный тезис пресс-конференции, состоявшейся в НИИ возрастной физиологии Российской академии образования. Вниманию собравшихся специалистов и корреспондентов была представлена научно обоснованная теория эволюции астмы и причин внезапной смерти при этой болезни.

Большой интерес к этой проблеме связан с тем, что сегодня бронхиальная астма — одна из самых широко распространенных болезней нашего века, от которой ежегодно умирают 2 млн. человек. А ведь еще 100 лет назад эта болезнь была достаточно редкой и в какой-то мере безобидной, ибо врачи XIX века очень точно подметили, что, несмотря на ужасные мучения от приступа астмы, все-таки больные достаточно долго жили и сразу от нее не умирали. Сегодня ситуация коренным образом изменилась, и смертность от астмы неуклонно растет, И парадокс заключается в том, что это происходит в то время, когда знания об этой болезни стали настолько обширны и глубоки, что иногда кажется, что не осталось ни одного неясного момента в ее понимании.
И тем не менее наши знания об астме и продукт этих знаний — новые и все более совершенные лекарственные препараты — не препятствуют повышению смертности от этого заболевания. Порой врачи приходят в отчаяние от того, что, несмотря на все прилагаемые усилия, трагический финал этой болезни все же наступает Ситуация нередко кажется тупиковой, и из нее не видно выхода. Первые проблемы с астмой появились в 30-40-е годы нашего столетия, когда в качестве бронхорасширяющего средства для снятия приступов удушья стали широко применяться адреналин и особенно его синтетические аналоги, обладающие более эффективным и длительным действием.
Известно, что адреналин — это естественный регулятор многих функций в человеческом организме. Все приятные и неприятные события в жизни, стрессы и волнения сопровождаются выбросом в кровь большого количества адреналина. Вначале предполагали, что тяжелые формы астмы связаны с недостаточной продукцией в организме собственного адреналина. И в связи с этим казался парадоксальным факт, что инъекция адреналина в одном случае возвращала человека к жизни, в другом — не помогала, а в третьем — убивала. Ведь адреналин является нашим собственным биологическим субстратом!
Позднее, в 50-60-е годы нашего столетия, когда на основе химической формулы адреналина появились его синтетические аналоги в аэрозольных баллончиках, по странам Западной Европы прокатилась волна внезапных смертей, когда молодых людей находили мертвыми с этими баллончиками в руках. Не останавливаясь подробно на развитии фармакологической науки в этой области, проблему можно выразить одной фразой: бронхорасширяющие препараты становились все более совершенными, а смертность от астмы продолжала расти.
Следующий этап прогресса в лечении астмы наступил с эрой появления противовоспалительных гормональных препаратов в таблетках и аэрозолях. Но, несмотря на это, коварство болезни оставляло мало надежд — смертность от астмы, например, в США возросла за последние годы почти в два раза. И трагедия заключается в том, что повышается количество внезапных смертей от астмы. Любой удовлетворительно чувствующий себя астматик, принимающий самые мощные гормональные препараты, не застрахован от того, что после приятного или неприятного события в его жизни он может внезапно погибнуть. Итак, и самые совершенные бронхорасширяющие средства, и гормональные препараты не устранили проблемы смертности от этого заболевания.
Как гласит известная пословица, все новое — это хорошо забытое старое. Занимаясь изучением и лечением астмы, московский пульмонолог, кандидат медицинских наук В. Солопов обратил внимание на любопытный факт из научной литературы: у самых тяжелых больных, в том числе и погибших впоследствии от астмы, концентрация собственного адреналина в крови превышала физиологическую норму в 5-10 раз. Казалось странным, что, несмотря на более чем достаточный уровень адреналина, больные гибнут от удушья У доктора Солопова появилась необычная мысль, которая исходно была подвергнута критике некоторыми учеными. Проверить реакцию больных астмой на последовательную ингаляцию ими вначале синтетических аналогов адреналина, в частности известного у нас в стране препарата беротека, а затем адреналина — нашего естественного биологического регулятора. И таким образом создать модель взаимодействия поступающего извне синтетического бронхорасширяющего вещества с адреналином.
Разработав в клинических условиях программу обследования и тактику при появлении возможных осложнений, В.Солопов с сотрудниками возглавляемого им небольшого центра обследовал несколько сотен пациентов. Оказалось, что у одинаковых на первый взгляд больных результат этого взаимодействия был совершенно противоположным — у одних взаимодействие беротека и адреналина приводило к положительному результату. У других было достаточно нейтральным, а у третьих — парадоксальным. ингаляция адреналина после беротека вызывала тяжелый приступ удушья.
Стало совершенно понятно, почему в одних случаях инъекция адреналина является для больного спасительной, а в других убийственной. С одной стороны, это является результатом своеобразного конфликта, спровоцированного взаимодействием адреналина с его синтетическими аналогами. Механизм этого конфликта Солопов описал в своей новой книге «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает» и показал, что он тесно связан с эволюцией самого заболевания. С другой стороны, конфликт этот появляется в результате того, что синтетические аналоги адреналина с селективным бронхорасширяющим действием не обладают всеми свойствами естественного адреналина и вследствие этого не могут воздействовать на все патологические механизмы астмы.
В этом смысле ситуация напоминает период жизни Европы и Америки, когда для питания широко использовались высокорафинированные углеводы и жиры. Однако природа стала наказывать человека за это, что проявилось повышением заболеваемости атеросклерозом, ожирением и другими издержками цивилизованной жизни. И человечество снова стало возвращаться к естественным продуктам питания, предпочитая их рафинированным субстратам. Аналогичным образом обстоит дело и в лечении астмы, утверждает В. Солопов в своей книге. Высокоселективные, как бы «рафинированные», производные адреналина в известном смысле не являются полноценными. И поэтому принятое во всем мире фармакологическое тестирование пациентов с этими препаратами вводит в заблуждение врачей относительно состояния их пациентов, поскольку не отражает реальной ситуации.
Вот почему во многих случаях новые комбинации фармакологических агентов, предложенных им еще в 1989 году, являются реальной альтернативой «рафинированным» бронхорасширяющим субстратам, применяемым для обследования и лечения.
При этом не следует забывать, утверждает автор, что астма развивается и прогрессирует по присущему ей биологическому закону. И закон этот можно выразить следующим образом: вначале адреналин эффективен, а затем опасен. И эта закономерность повторяется в виде «волн», которые можно прогнозировать, поскольку они тесно связаны с длительностью и особенностями заболевания.
Теперь мы можем уверенно сказать, заявляет он, что астма, так же, как и человек, «рождается», «растет», «взрослеет», «стареет» и «умирает». Но умирает, к сожалению, вместе с пациентом. Уже сегодня мы знаем, какие закономерности лежат в основе эволюции этого заболевания, и можем предотвратить печальный исход, поскольку найдены не только количественные, но и качественные критерии. Они позволяют решить вопросы: на каком этапе находится болезнь у каждого конкретного субъекта, насколько велик риск внезапной смерти от этого заболевания и как его предотвратить?
Продемонстрированные специалистом истории болезни по успешному лечению больных показывают, что возможна и обратная эволюция астмы. Целенаправленное и систематическое лечение позволяет достигнуть состояния, когда астма практически не беспокоит пациента. А для внедрения результатов в широкую клиническую практику создана первая в стране компьютерная программа, позволяющая назначить индивидуальное лечение каждому конкретному больному, определить прогноз для каждого страдающего астмой и даже оценить для него степень риска внезапной смерти.
Презентация книги и компьютерной программы вызвала живую дискуссию и много вопросов со стороны специалистов и журналистов. Конечно, проведенное исследование не является всеобъемлющим, многие вопросы еще до конца не ясны. К сожалению, это — результат отсутствия поддержки данной работы государством. Только благодаря помощи итальянской фирмы «Космед», английской фирмы «Виталограф», личной помощи президента итальянской фирмы «Мона Лиза» господина Пьеро Джакомони и доброго участия бывшего первого секретаря британского посольства д-ра Гарольда Липмана, известного в настоящее время своей благотворительной деятельностью, небольшому центру д-ра В. Солопова удалось достигнуть прогресса в этой интересной и волнующей ученых проблеме. Но даже это небольшое исследование дает возможность пересмотреть многие взгляды на бронхиальную астму и создавать более эффективные препараты и программы для ее лечения.

И. Луничкина,
кандидат медицинских наук